17:11 

Chaotic Enigma
К чертям терпение, я сейчас что-нибудь убью! (с)
До чего же я люблю аушки, вы себе не представляете. А все потому, что писать их нааамного проще. Жаль только, что все мелочи и нюансы отношений между персонажами известны только автору хд или не только хд или не жаль хд Короче, когда- нибудь я не поленюсь собрать всю инфу по хард-рок аушке в одну кучу. А пока вот, немного дкашников в том же формате.

Пэйринг или персонажи: ориджиналы
Рейтинг: R
Жанр: слеш
Размер: мини, 1638 слов

Он ждал, прогуливаясь по широкой террасе перед домом. В пальцах с ободранным маникюром зажата сигарета, а за длинным ухом заложена ручка. На широком парапете валяется весьма потрепанный блокнот, страницы которого исписаны отдельными словами и фразами, иногда складывающимися в строфы. Каким-то из них повезет стать полноценными песнями и их услышит весь мир. Только пока Синервена ничего не устраивало - общение с музой хоть и приносило свои плоды, но происходило не очень охотно, и это раздражало.
Солнце уже начало опускаться к макушкам деревьев, когда послышался шорох гравия и тихое урчание двигателя, отвлекая эльфа от невеселых мыслей. Машина остановилась почти у самых ступеней и снова стало тихо. Син замер, всматриваясь в тонированные стекла надеясь что-то в них разглядеть.
- Грузчиков не найдется? - спросил водитель, выходя из машины. - Такое ощущение, что сегодня ты решил вывезти весь студийный архив!
Теэ что, мысли его читает?.. Но если подумать, то кого он мог прислать, кроме Рея, время-то уже позднее. Затушив в пепельнице окурок, он спустился вниз.
- Не все, а только пару записей, которых у меня нет. Или тебе еще вручили что-то в довесок?
- Хорош довесок, который собирали полдня, - продолжал начальник безопасности, открывая крышку багажника и являя своему любимому солисту несколько коробок с пленками и пластинками. - Так бы приехал раньше.
Похватав, без сомнения, бесценные ящики, эльфы потащили их в дом. К некоторым из них заботливо были прицеплены листочки со списком содержимого, но ни одного знакомого названия Рей так и не увидел. С одной стороны это было хорошо, ведь Синервен работает над чем-то новым, а с другой начбеза разбирало нешуточное любопытство. Спрашивать о подробностях ему не хватало духа, да и всему свое время.
- Слушай, оставайся? - внезапно говорит Син, когда они закончили перетаскивать коробки. - Я хоть и работать буду, но совсем не против, если ты побудешь рядом.
- Ну… конечно, - не мог не согласиться Рей, улыбнувшись.
В последнее время они с Сином виделись не так часто, как хотелось бы, да и зная привычку солиста работать над чем-то в полном одиночестве, подобное предложение выглядело более, чем заманчиво.
Просто сидеть и наблюдать за процессом создания песни оказалось чем-то сродни медитации. Как и обещал, Синервен возился с дорожками музыки, отслушивая их вместе и по отдельности, и делая это по несколько раз. Порой хмурился, что-то меняя, или с довольством усмехался. На разные лады мычал себе под нос какой-то бодрый мотивчик, подбирая лучший вариант, хоть и сидел при этом в наушниках. Наверное, это профессиональная привычка. Звонил кому-то из группы, уточняя детали.
Изредка он переговаривался с Рейтаром, словно вспоминая, что тот все еще сидит на диване у стены.
Несмотря на некоторое однообразие процесса, время проходило совершенно незаметно, но в конце концов начбез почувствовал, что ноги начинают затекать. Менять позицию уже было бесполезно, а просто вытянуться во весь рост не позволяли размеры дивана. Стараясь не привлекать к себе внимания, Рей вышел из студии, притворив за собой дверь. Он не знал, сколько прошло времени, но пройтись и покурить казалось отличной идеей.
Как бы тихо не пытался вести себя Рей, его уход от Синервена не укрылся. Пусть он и сидел в наушниках, но краем глаза все равно заметил движение. Коротко глянув на часы, что показывали уже за полночь, он только усмехнулся - сидеть просто так несколько часов к ряду, еще и почти не двигаясь, кому угодно наскучит. Хотя еще был вариант, что начбез просто вышел на перекур, и солист должен был признать что перерыв, действительно хорошая идея. Последние сорок минут Син возился с фрагментом, который его не устраивал, но вместо того, чтобы просто его заменить, безуспешно пытался исправить. Заработался, не иначе. Да и мысли, вместо творчества, все чаще обращались к сидящему за спиной эльфу.
Их отношения давно вышли за рамки “начальник-подчиненный”, но почему-то все еще оставались какие-то барьеры, старательно поддерживаемые Реем. Привычка? Характер? Сложно сказать наверняка, особенно учитывая, что порой Рейтар не выглядел таким уж отрешенным и даже совсем наоборот… Только в чужую голову не залезешь, а потому Синервен, просто и с удовольствием, эти самые барьеры рушил. Кроме одного.
Хмыкнув своим мыслям, солист сохранил рабочие файлы и захлопнул крышки ноутбуков. Все, хватит на сегодня, а то есть риск сделать все только хуже.
На улице царила ночь, а из света были лишь небольшие садовые фонарики вдоль дорожек, да луна, заливавшая все вокруг своим холодным светом. Рейтар стоял, привалившись бедром к парапету и задумчиво курил, глядя куда-то в небо. Тихий, такой привычный и знакомый, кажется, до мелочей.
Синервен отложил сигареты, молча подойдя и обнимая его со спины, уткнулся носом в плечо. Вдохнул знакомый запах одеколона и табака, с удовольствием зажмурившись. Несмотря на все свои привычки держаться от общества подальше, он скучал. Или это ночь настраивала его на дурацкий романтичный лад?..
- Спасибо, что остался, - прошептал Син на ухо начбезу.
- Думаешь, у меня были другие варианты? - Рей затушил сигарету в стоящей рядом пепельнице и обернулся к солисту. - Да даже если и были, я не собираюсь упускать ни одного шансы побыть рядом. Особенно в моменты, когда ты становишься нелюдим.
Синервен, который собирался возразить что-то насчет выбора, молча закрыл рот. Эти небольшие откровения, который порой выдавал Рейтар, до сих пор каждый раз удивляли его. Можно было сомневаться в чем угодно в этой не-жизни, но только не в верности этого эльфа. И что тут ответить?
Хотелось только сильнее вжать Рея в себя, чтобы почувствовать его полностью.
Некоторые вещи просто неизбежны, - пожал плечами солист, чувствуя, как его осторожно обнимают в ответ. Осторожно и сдержанно, словно он вдруг решит вывернуться и ускользнуть.
Син ощутил мгновенно поднявшуюся в груди волну раздражения. Нет, хватит. Сегодня он был настроен ломать любые преграды, что столь старательно выстраивал перед собой Рей. Хотелось избавиться от этой его нарочитой аккуратности в их отношениях и вытащить за пределы границ, которые тот сам себе отмерил.
Не дожидаясь ответа, Синервен положил одну руку начбезу на затылок, притягивая ближе и ловя его губы, но который все еще оставался горький привкус никотина. Странно, но они еще ни разу за все время не заходили дальше почти целомудренных объятий и поцелуев. Но только не сейчас. Не сегодня.
- Отпусти себя, - шептал солист между поцелуями, больше походившими на короткие укусы. - Хватит этой вынужденной неловкости. Забей на дурную субординацию. Будь со мной. Будь моим.
На мгновение Рейтару показалось, что мир рушится на глазах. Все его собственные заветы и правила, что он выдумывал себе годами, рассыпались в пыль под напором обоюдного желания. И ведь можно было еще сдержаться, можно отступить. Но ему не позволили, удерживая в крепких объятиях, отвлекая требовательными поцелуями. И Рей не мог не отвечать. Поддаваясь общему порыву, его затягивало глубже, туда где уже нет страха быть отвергнутым после, как многие другие до него. Рейтар прыгал в этот омут с головой. О последствиях он подумает после.
- Пойдем, - выдохнул Син, увлекая начбеза за собой в дом и наверх, где были жилые комнаты.
Когда за ними закрылась дверь первой попавшейся спальни, Рей сам накинулся на солиста, стаскивая с него одежду. Руки мелко дрожат в нетерпении, а все слова, что хотелось сказать, застревали где-то в горле. Отступив к кровати, он замер, переводя дыхание и всматриваясь в эти льдистые глаза, сияющие в полумраке. Невозможно было что-то понять по ним или угадать. Оставалось лишь идти на поводу, увлекаясь все сильнее. Рейтар легко коснулся кончиками пальцев этих желанных губ, медленно провел рукой по телу, о котором думал не раз и не два… А потом его решительно дернули на себя, разворачивая и укладывая спиной на кровать.
Бесконечно медленно Синервен склонялся к нему, скользя губами по шее и подбородку. Так же неспешно развязав идеальный узел галстука, он принялся расстегивать пуговицы рубашки. Вместе с пальцами опускаясь ниже, Син легко целовал белую, прохладную кожу, прокладывая дорожку ниже. Каждый прикосновением вырывая тяжелый вздох, с каждым движением чувствуя, как сильнее бьется сердце Рейтара.
Спустившись до живота и расстегнув очередную пуговицу, Син замер. Ему не нужен был свет, чтобы видеть этот аккуратно зашитый, но все еще подживающий шрам. В своем нынешнем состоянии они почти не чувствовали физической боли, но каждая рана еще долго напоминала о себе. Коснувшись губами тонкого шва в районе сердца, он тихо прошептал:
- Это было так глупо, - Синервен не раз за последнее время возвращался к тому случаю с покушением. Обдумывал его, обыгрывал, и чаще всего приходил не к самым утешительным для себя выводам.
- Я сделал то, что должно…
- Ну конечно, долг превыше всего!
- Син, - Рейтар приподнялся на локтях, а затем и вовсе выпрямился, обнимая лицо солиста ладонями. - Что сделано, то сделано. И что бы ты там себе не придумывал - прекрати это дело. Я ни секунды не сожалею о содеянном и не собираюсь.
- И все равно ты дурак, - после короткой паузы хохотнул Синервен, стукнув Рея кулаком в грудь.
Кто бы спорил, - не стал отрицать тот, поскольку часто слышал подобное утверждение. А так же увещевания о том, что подобного рода рыцарство ничего ему не даст. Вот только он многого и не требовал.
На пару мгновений прижавшись лбом ко лбу того, о ком грезил уже не первый год, Рейтар глубоко поцеловал его, окончательно отвлекая от ненужных мыслей. Прижимая любовник к себе, он перевернулся, меняя позицию, а затем перевернулся, стаскивая и откидывая в сторону рубашку.
Да ты можешь быть горяч, когда захочешь, - усмехнулся Син, стаскивая с себя и без того болтающиеся на бедрах джинсы.
Умоляю, неужели ты думал, что вся эта холодность незыблема? Ты растопишь кого угодно…
Что может быть проще, чем отпустить себя, отдаваясь на волю желанию? Поддаться влечению, не чувствуя никаких ограничений. Словно сбросив цепи и впервые ощутив свободу. Больше не нужно сдерживаться, прижимаясь и лаская обнаженное тело под собой. Дарить страстные, но полные нежности поцелуи и сходить с ума от осознания того, что исполняется мечта.


Они потеряли счет времени и не чувствовали усталости, не отпуская друг друга, пока не насытились сполна.
Рассвет застал их раскинувшихся на кровати и лениво болтавших о какой-то ерунде. Подсвеченные первыми лучами солнца, в воздухе медленно плыли тонкие полоски сладковатого дыма от дорогих сигарилл. Приятное чувство усталости и полнейшего удовлетворения наполняли тело, но спать не хотелось совершенно. Главное, что все еще можно было позволить себе эту леность и наслаждаться ею пока не надоест. Или же пока остальной мир не вспомнит о них и не начнет обрывать телефоны.
Но сейчас это время было только для них и делить его они ни с кем не собирались.

Вопрос: лайк-нелайк?
1. ❤  3  (100%)
2. 👎  0  (0%)
Всего: 3

@темы: тварьчество, modern hard-rock, ???,?!?,!?!, эльфятник

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Самый одинокий лис

главная